бада и зок

***

Медведи стали огурцами
(Я с детства к точности привык)
И повторяю – огурцами.
Многообразен наш язык.
А сколько их в соленой бочке!
В ней русский дух, в ней есть укроп.
Здесь точность требовала б точки,
Неточность вся в последней строчке:
Не снят еще стеклянный гроб.

Ю. Б. Одарченко


Хотел опубликовать этот тишок, прокомментировав чем-то в духе «это примерно всё, что я думаю о текущей общественно-политической ситуации». В принципе, хрен с ней, с общественной ситуацией. Просто я стишок этот люблю.

Ну и да, как человек, склонный к буквальному прочтению стихов — по крайней мере, получающий от этого большое удовольствие — я, в общем, всерьёз не думал... Однако, вот чего нашлось:

"Когда он мне его прочел, я растерялся, совершенно не понимая (это были, видимо, 40-50-е годы 20 в, А.П.), что к чему: медведи, огурцы, бочка, гроб?Юра искренне удивился такой моей тупости: сколько лет знакомы, а я не понимаю!- Да очень просто: медведи – это русские люди, которых большевики «засолили», да так спрессовали, что они стали огурцами в соленой бочке, лежат, не двигаясь, пикнуть боятся.- Ладно. Но при чем же «стеклянный гроб»?- Это же стеклянный колпак, под которым в мавзолее лежит мумия Ленина. И до тех пор, пока будет стоять мавзолей, будет держаться и советская власть. Потому-то его так и охраняют.
В оккультных кругах хорошо это знают. Об этом говорил и Руольф Штейнер своим ближайшим ученикам. Я это знал от вдовы Андрея Белого, Аси Тургеневой, долго работавшей с основателем антропософского общества.Но ни к оккультным кругам, ни к антропософии Одарченко не имел никакого отношения и очень обрадовался, услышав от меня подтверждение своим провидениям.Он, кроме того, был неплохим пианистом и отличным рисовальщиком. В его студии висело несколько картин маслом:»Ночь на Лысой горе», «Шабаш ведьм», вдохновленных его любимым писателем Гоголем, портрет какого-то судьи на Нюренбергском процессе, голова которого окружена пробивающейся в нее нечистой силой, словно вылезающие из полотна цветы.

Кирилл Померанцев про своего друга. «Сквозь смерть». Воспоминания. Издательство OPI: Overseas Publications Intrechange Ltd.


А «объяснялки» стихов всё равно, в общем и целом, гадость.

Такие дела

процесс

...адвокат – а даже самый ничтожный из них хоть отчасти представляет себе все обстоятельства – никогда не пытается ввести в судопроизводство какие бы то ни было изменения или улучшения, в то время как почти каждый обвиняемый, даже какой-нибудь недоумок, при первом же соприкосновении с процессом начинает думать, какие бы предложения внести, чтобы улучшить постановку дела, и часто тратит на это время и силы, которые можно было бы с гораздо большей пользой употребить на что-либо иное. Единственно правильное – это примириться с существующим порядком вещей. И если бы даже человек был в силах исправить какие-то отдельные мелочи, что является нелепым заблуждением, то в лучшем случае он чего-то добился бы для хода будущих процессов, но себе самому он только нанес бы непоправимый вред, привлекая внимание и особую мстительность чиновников. Главное – не привлекать внимания! Держаться спокойно, как бы тебе это ни претило! Попытаться понять, что суд – этот грандиозный организм – всегда находится, так сказать, в неустойчивом равновесии, и, если ты на своем месте самовольно что-то нарушишь, ты можешь у себя же из-под ног выбить почву и свалиться в пропасть, а грандиозный организм сам восстановит это небольшое нарушение за счет чего-то другого – ведь все связано между собой – и останется неизменным, если только не станет, что вполне вероятно, еще замкнутее, еще строже, еще бдительнее и грознее. Лучше предоставить всю работу адвокату и не мешать ему. Конечно, упреки никому на пользу не идут, особенно если нельзя человеку растолковать, за что его упрекают и в чем винят, но все-таки следует сказать, что К. чрезвычайно навредил делу тем, как он вел себя при директоре канцелярии. Видимо, придется вычеркнуть этого влиятельнейшего человека из списка тех, у кого можно было бы чего-то добиться для К. Теперь он нарочно пропускает мимо ушей даже мимолетные упоминания о процессе. В некоторых отношениях эти чиновники – сущие дети. Иногда какие-нибудь пустяки – впрочем, поведение К., к сожалению, нельзя отнести к этой категории – так обижают их, что они перестают разговаривать даже с лучшими своими друзьями, отворачиваются от них при встрече и везде, где только можно, действуют им наперекор. И вдруг, совершенно неожиданно, без всяких оснований, их может рассмешить какая-нибудь глупая шутка, на которую решаешься только оттого, что все кажется безнадежным, и тут снова настает полное примирение. С ними общаться и трудно, и легко, и никаких правил тут не существует.


...и всё же.

Интеллигенция призывает освободить Pussy Riot

Обращение деятелей культуры и искусства










На самом деле, мы по Маше соскучились. Тем более — Филя. Остальное — хуйня страшная.
  • Current Music
    Malox - [Polka for punks #04] Thai Long
бада и зок

тишки

***
укусил за нос
никого
умыкнул
не раскрывая ящик
ресниц
звук и музыку

величиной
становится
всё
что видишь
распространяется
и заполняет
всё
что ты помнишь
ладонь
в мелких иголочках
и в дымной тине
город, петляющий туесок
окружен моргающими
фонарями
как морок,
свёрнутый в ленту
ждёт в коробочке
нового года


***
смеялись адовые кочки
ютились строчки
за многоточием как за зеркалом
человековый суп
распластанный таракан
на стене
вот и иди же
после этого по городу
говори
с каждым встречным автобусом
столбиком тенью
прячься за воздух, цепляйся
за его выступы и наросты
что остаётся
запутавшись в снастях
тянуть на дно
где светляки
где самые красивые
рыбы в мире
в пучине
как в коммунальной квартире
а ниже
ещё ниже
самая простая жизнь
как в тайге
на снежном востоке
у самого основания
данте катается на коньках

***
не понятно, что в небе парит
то ли мишка, а то ли слонёнок
то ли смерть идёт, то ли ребёнок
по двору
между низкими ветками
и стальной игровой арматурой
для детей и футбольной коробкой
и в центре стоящем
доме кооперативном
и мимо — там была раньше ярмарка, в детстве —
и дальше через янтарное поле

то ли шарик воздушный летит
то ли падает, как в замедленной съёмке
мяч — вот и время съёживается до капли
до шарика
и завтра уже не унять
  • Current Music
    Affinity - [Affinity #07] All along the watchtower
  • Tags
    ,
пумбрия

meh




Когда я встречаюсь сейчас с людьми, которые читали этот рассказ, мне так же неловко, как при встречах с одной моей тетушкой, у которой я, двухлетний, однажды публично промочил платье.

Евгений Замятин (via teavera)
бада и зок

***

вся эта жажда тишины и смерти
всё это как одно горит-горю
стоит в зеркальном, думает двояко:
я складываю буковки в зарю
я не люблю, и азом лишь горю
и тишину как прежде привечаю
и в воздухе стеклянном говорю
надеясь только на сплетенье знаков.

я где-то прочитал, что мир оплакан —
и вот теперь люблю


Collapse )
  • Current Music
    Leonard Cohen - [The Songs of Leonard Cohen #03] Winter Lady
  • Tags
    ,