echo

(no subject)

Между тем, накануне, в порядке отвлечения от головной боли и отлынивания от работы забежал на некую ярмарку мастеров у Арбатской. Докладываю предсказуемое: мастера делают дешевый и яркий околоролевой блинг-блинг, шьют медведей с принтом из конопляных листьев, но не вытачивают даже завалящих палочек для втыкания в голову. On the bright side, не пришлось там задерживаться дольше двух минут и напоминать себе, что, вообще-то, до 28-го жить не особо есть на что. Ну хоть так.

*

«...ты манишь и заставляешь грезить» — говорит за моей спиной (я, конечно, с любопытством оборачиваюсь) студент с редкой светлой бородой своей полненькой спутнице, в которой угадывается деловитая и основательная учительница начальных классов — есть такие типажи, в которых отчетливее видно кем они станут, могут стать - и часто становятся - через несколько лет, чем то, кем они являются сейчас.

*

«...театр масок, я полагаю, был бы в любом случае выражением интеллекта. Вероятно, поэтому в такой театр ходили бы одни евреи.»(Витгенштейн, 1931 год)

*

Или вот. Воскресенье. Пасха. Савёловская. За мостом у бензоколонки, посреди тротуара молодой человек в черном спортивном костюме и очках (чтобы увидеть очки, приходится обернуться), стоит согнувшись, будто бы его тошнит. Его голову к груди прижимает спутница — усталая блондинка. Приговаривает напевно: «Исцели его сердце!.. Исцели его тело!.. Исцели его душу!..»

*

«Отмечавшие в Пасху день рождения Гитлера подожгли здание прокуратуры» — сообщает портал Vse42.ru, и, с одной стороны, понимаешь, что всё — и правда — 42, с другой — как выбраться из этого бесконечного стишка Львовского и есть ли чего-нибудь вне его?
  • Current Music
    Кровосток - [Студень #04] Весна
echo

***

Мне снилось сегодня, как из меня (или не из меня-меня — это, вроде, всё-таки был герой того мира, что я видел) пытались сделать робота, компьютер. Пытались привить чувство, будто тела не существует, тело - фантом. Проводили тесты, больше похожие на религиозную церемонию, во время которой я был свет в центре между сидящими людьми и, одновременно, где-то лежал, к голове прилажены электроды, на глазах - шоры экранов, ослепляющие, но, одновременно дающие какое-то тройное, что ли, зрение…
Collapse )
poplavsky

(no subject)

в связи с книгой Д.К.


***
сердце войлочное, простое
как открытка из октября
языком снов и помоек:
бу-бу-бу-бу
бу-бу-бу-бя
чья любовь ничего не значит?
но как прежде огонь горит.
утро из детской задачки
камлает и говорит


Collapse )
poplavsky

die anarchistische abendunterhaltung

Впрочем, это своеобразный интернационал — дадаист Бауман открывает карты — «дада — продукт интернациональных отелей». Среда, вскормившая дада, — это военная авантюистическая буржуазия — спекулянты, нуовриши, шиберы, кетясы или как там ещё они именуются. Их социально-психологические близницы в старой Испании взрастили некогда так называемую «плутовскую новеллу». Они не знают традиций, их будущее сомнительно, они спешат взять своё. Они исключительно гибки и приспособлены, художники своего дела, на войне не докладывают, но они же первыми спешат для дела стереть границы между вчера враждебными державами, в конце концов, они сыты и потому пока предпочитают бар. Здесь, среди космополитического месива «de Dieu et de bordel», по отзыву Цара, зарождается дада*.

* Чтобы чуточку охарактеризовать эту обстановку, так далёкую от нынешней России, отмечу несколько черт. В послевоенном Берлине излюбленные места для весёлого, уютного время препровождения — клубы и кафе гомосексуалистов. Там же ежедневно выходит газета большого тиража «Homosexuelle Nachrichten». В Германии нашумело двухтомное исследование учёного Блюера «Die Rolle der Erotik in der mannlichten Gesellschaft» со следующим основным положением: «Не экономические и не идеологические факторы обусловливают возникновение и развитие общественной и государственной жизни, а эротическое влечение мужчины к мужчине».


— Роман Якобсон. Дада (1921; в: Р. Якобсон, Будетлянин науки. М.: Гилея, 2012)
echo

или вот, для st_brand

Плам (его полное имя Пелем Гренвил Вудхауз, но это такое пышное, такое расфуфыренное имя, что оно не имеет ничего общего с моим беззаботным Пламми) приобщился к искусству в трехлетнем возрасте, но только лет в шесть взялся за перо всерьёз. Два года он сочинял затейливые рассказы о джунглях, потом замолчал почти на двадцать лет, а потом стал писать рассказы о школе для «Капитана» и других журналов и так постепенно создал свой особенный мир, населенный счастливыми, весёлыми людьми...

<...> Когда Плам работает над рассказом или романом, распорядок дня у него почти тот же: утром он пишет, а после обеда предается размышлениям, от которых его ни в коем случае нельзя отрывать. Считается, что в это время он думает глубокие мысли и сочиняет великие романы, но, когда дымовая завеса рассеивается, выясняется, что он либо спал, либо грыз яблоко, либо читал Эдгара Уоллеса.

<...> У него очень простые вкусы. Книги, трубки, футбольные матчи — всёё это он обожает. Он не способен получать удовольствие ни от чего, что причиняет кому-нибудь боль, поэтому не любит ни охоту, ни рыбалку. Морозное ноябрьское утро, чай с горячими булочками перед пылающим камином, старая одежда — вот что ему больше всего по нраву. Мы его мало-помалу принаряжаем, так что теперь его иногда можно увидеть на Бонд-стрит в полном смятении оттого, что ему обновляют гардерооб, то есть что матушка с продавцом подбирают ему вещи и заказывают их целыми охапками, не обращая внимания на жалдобные протесты бедняжки Пламми.


— Леонора Вудхауз. П. Г. Вудхауз дома («Иностранная литература», №12, 2012)
  • Current Music
    Amanda Lear - [Brief Encounter #12] Suicide Is Painless
  • Tags
бада и зок

***

я видел ад такой невиданной красы
что в планетарном масштабе
мало чем можно меня удивить
маленькими шажками
катит жучок свой шар
на тяжелых ладонях держится, и не сгорает
в планетарном масштабе ты уже проиграл
в человеческом держишь счастье в кармане
бада и зок

***

ну ладно уж
мы этому не рады
когда мы провожаем взглядом поезда
мы говорим, что это мы видали
но не увидим больше никогда

в забвении и в памяти уютно
весь путь в зарубочках
но кто же мы тогда
верблюдики на роликах
и буквы,
и камни,
что кидают в поезда
  • Current Music
    Brazzaville - [East L.A. Breeze CD1 #13] Lena
  • Tags
бада и зок

***

смерть как смерть, да воздух тусклый
наполняет паруса
пахнет вяленькой капустой
всё пыряется и жухнет
мозг и кожа липнет к кости
отдохнем, когда приедут
в адских колесницах гости
муравьи и воробьи
черти в шляпах скачут рядом
город проплывает мимо
город-город, словно слива
прорывается смолой
а корабль проходит мимо
тускло-тускло голубой
  • Current Music
    Barca do Sol - [Sucessos #02] Brilho Da Noite
  • Tags
бада и зок

***

кто щекочет тебя изнутри тебя
кто щекочет меня изнутри меня
и чего он хочет
когда мы здесь
говорим прощай это существо
говорит прощай это волшебство
человек как ангельский алфавит
у себя он сам во груди болит
человек как место и ясный свет
оглянись вокруг — человека нет

в пластилиновых копях сады его
вокруг тишина, больше ничего
и медведь-значок бережёт его
и другие игрушки стали
окружили его, провожали
говорят, ты не бойся того, что жив
ты от нас не уйдёшь, нас не убежишь
унесёшь в груди гроздью вишен
и как раньше ты будешь нас пасти
и как раньше ты будешь наш спасти
и останешься впредь неслышен

между пыли комочками и другим
ты останешься тихим, как белый дым
только слово тебя удержит

ты в его горсти, ты в его груди
и чтобы не встретилось на пути
только тишина, только белый мел
позабудет живущий всё, что имел
  • Current Music
    Hiroshi Matsumoto - [Bossa Nova Film Themes #02] Manha De Carnaval (A Day In The Life Of A Fool)
  • Tags
    ,